В его рабочем кабинете висит портрет Степана Бандеры. Висит с тех пор, как он был избран на должность президента Федерации волейбола Украины. То есть, с июня 2016 года. Михаил Мельник – в недалеком прошлом авторитетный волейбольный судья, работавший на финалах Лиги чемпионов, финальных частях чемпионатов мира и Европы. Возглавив шесть лет назад украинский волейбол, он за небольшой временной промежуток сумел навести порядок в хозяйстве, которое выглядело безнадежно запущенным. Прекратив практикуемую предшественниками массовую торговлю людьми, когда гражданство других государств по доброй воле руководства украинского волейбола приняли десятки самых одаренных украинских волейболистов, господин Мельник за неполных шесть лет сумел вернуть наши сборные в число ведущих в Европе и мире. Особенно это касается мужской национальной команды Украины, которая в 2019-м впервые вышла в четвертьфинал Евроволея, а три недели назад официально получила право сыграть на чемпионате мира. Второй раз в истории и впервые с 1998-го.

Кто-то скажет, что нам повезло, поскольку на первенстве планеты мы заменим дисквалифицированных рашистов. Но в том-то и дело, что украинцы заслужили свое место благодаря высокому рейтингу, полученному именно во времена правления Михаила Мельника. Для справки: летом 2016-го мужская сборная Украины занимала в рейтинге FIVB 56-ю позицию, а по состоянию на сегодняшний день поднялась на 23-е место. 

Собственно, в этом интервью Sport.ua господин Мельник остановился на всех составляющих, которые поспособствовали прогрессу нашего волейбола, подробно рассказал, как вид спорта выживает во время войны, как нашел свою роль в этой войне. И на примере своего родного села дал характеристику патриотизму показному и подлинному.

– Михаил Григорьевич, начнем с того, что сейчас для украинского волейбола является самым важным: сборная Украины во второй раз в истории будет играть на чемпионате мира. Это право мы получили вместо дисквалифицированной россии. Те, кто не знает специфики квалификации на мировое первенство этого года, скажет, что нам банально повезло.
– Конечно, это не так. Мы заслужили, чтобы занять место россии по спортивным показателям. Это не было политическое решение. И не гуманитарная помощь. Для начала отмечу, что отборочная кампания к чемпионату мира-2022 не проводилась в связи с пандемией коронавируса. Международная федерация волейбола (FIVB) определила состав участников турнира по результатам мирового рейтинга на 30 сентября 2021 года. Мы долгое время держались на проходном 22-м месте, и только в последний момент, завоевав бронзовые медали чемпионата Азии, нас подвинул Китай. Вообще, напрямую на чемпионат мира отбирался действующий чемпион, которым является сборная Польши, сильнейшая команда мира по итогам двух предыдущих первенств, которые в нашем виде спорта проходят раз в четыре года. Вторую путевку получает команда-хозяйка. Предварительно чемпионат мира должна принимать россия. Также, независимо от рейтинга, отбирались финалисты континентальных первенств. В конце концов, большинство этих стран и так входят в число первых 24-х в табели о рангах.


Михаил Мельник с этнической россиянкой, олимпийской чемпионкой Еленой Соколовской, которая много лет живет и работает в Одессе

Люди, которые со мной общаются постоянно, не дадут соврать, что еще задолго до начала войны, в течение последнего года я постоянно говорил, что россии не дадут провести чемпионат мира. Отберут у нее это право за аннексию Крыма или за очередной допинговый скандал, как в других видах спорта. Когда же на рассвете 24 февраля на Украину с российской и белорусской территорий полетели ракеты, я сразу отправил два письма: одно – в Европейскую конфедерацию волейбола (ЕКВ), второе – в FIVB. Обращаясь к ЕКВ, мы требовали исключить все российские команды на уровне клубов и сборных из всех международных соревнований. От FIVB мы потребовали отобрать у России право проведения чемпионата мира.

Первый ответ нас не удовлетворил совсем. ЕКВ по итогам экстренного заседания исполкома решила перенести все матчи с участием россиян на нейтральное поле. При этом войну назвали «конфликтом». FIVB вообще сначала не видела оснований лишать россию права проведения чемпионата мира. Тогда мы решили поступить хитрее: написали письма в адрес 54 из 56 национальных ассоциаций, которые входят в состав ЕКВ, с просьбой поддержать инициативу Украины. Более половины ассоциаций в ответ на нашу просьбу обратились в ЕКВ с требованием полного отстранения россии от всех соревнований. В случае с чемпионатом мира мы обратились ко всем 23 участникам, кроме россии, с просьбой, чтобы те отказались от участия в турнире в случае, если FIVB не отберет у РФ статус страны-хозяйки. В первый же день нашу инициативу поддержали французы. Сначала неожиданно прозвучало заявление в поддержку Украины от лидера их сборной Эрвина Нгапета, долго выступавшего за российские клубы. Эрвин сказал, что откажется выступать на чемпионате мира, если соревнование будет принимать россия. А затем последовало официальное обращение Французской федерации волейбола. Дальше последовала цепная реакция – поляки, итальянцы, другие страны. FIVB не оставалось ничего другого, как обнародовать циркуляр о том, что Россия лишена права принимать чемпионат мира.

А с нашим участием вместо россии FIVB медлила до последнего. Если бы право принимать чемпионат получила страна, которой не было в списке участников, мы бы автоматически пролетали. Такие варианты были. Но Бельгия, Финляндия и другие сильные в волейбольном понимании страны желания принять турнир не проявили. Чтобы предупредить возможное решение о невключении Украины в связи с войной и невозможностью вести подготовку, мы сыграли на опережение: отправили письмо, в котором напомнили, что Украина заслуживает получить место на мировом первенстве согласно рейтингу и в случае положительного решения готова выступать. Мы объяснили, что для нас это большая честь и большая поддержка в то время, когда страна находится в состоянии войны. Мы подчеркнули, что в это тяжелое время спортивные победы поддерживают боевой дух нашего народа. Поскольку российское лобби и у ЕКВ, и у FIVB очень сильное, с решением медлили до последнего. Потеряв право проводить чемпионат мира, Всероссийская федерация волейбола выставила FIVB иск на 80 миллионов долларов.

Вы ведь понимаете, кто стоит во главе Всероссийской федерации волейбола? Ее возглавляет генерал ФСБ Станислав Шевченко, почетным президентом организации является николай патрушев, бывший руководитель ФСБ, деятель, которого называют одним из главных сподвижников полномасштабного вторжения России в Украину. Шевченко при этом в обеих международных федерациях вице-президент. Должен отметить, что до сих пор у нас с ним не было недоразумений. Даже после того, как я прекратил процесс оттока талантливейших украинских волейболистов с принятием гражданства в Россию. Меня соблазняли в случае получения согласия на натурализацию Дмитрия Виецкого, Тимофея Полуяна и Алексея Головня квартирой в центре Киева. Шевченко во время конференции FIVB в Аргентине при свидетелях мне так и сказал: «Я знаю, где ты живешь, и какой портрет висит в твоем рабочем кабинете». Учитывая это, не сомневаюсь, что был в списке украинцев, которых собирались «денацифицировать».

– Еще собираются.
– Я вас прошу. У них нет сил. Король оказался голым…

– Как Шевченко встретил ваш отказ?
– Он привык, что мои предшественники в таких вопросах радостно шли навстречу. Потому немного удивился. Но я сказал, что являюсь бандеровцем и что у нас за такое отрубают руки. «Уважаю твою принципиальность, – ответил Шевченко. – Твои предшественники как цыгане, сами нам предлагали людей». И больше с подобными предложениями на меня не выходил.

Признаюсь, что мы даже не хотели, чтобы на чемпионат мира вместо россии нас допускали без борьбы. Наш тренер Угис Крастиньш предлагал вариант: сыграть отборочный турнир с участием главных претендентов на освободившуюся путевку. Чтобы был дополнительно соблюден спортивный принцип, и никто даже не думал, что мы на чемпионат мира попали случайно. В конце концов, говорить можно много. Наше попадание на чемпионат мира – это итог шести лет плодотворной работы. К примеру, мне долго приходилось убеждать чиновников разных рангов, что стоит играть в Евролиге. Мне говорили: это коммерческие соревнования и денег на них выделять не надо. Но если бы мы не играли в Евролиге, не стали в 2017-м победителями и не были в 2019-м финалистами, то не было бы у нас ныне 23-го рейтингового места. Плелись бы примерно там, где были до моего прихода и ни на что не претендовали. Мы поднялись на 33 позиции в рейтинге FIVB, и место на чемпионате мира получили заслуженно.


Мужская сборная Украины под руководством Угиса Крастиньша совершила прорыв из низов мирового волейбола

– В своих соцсетях вы писали, что высокопоставленные лица Всероссийской федерации волейбола не стеснялись грубить и даже угрожать вам в ответ на письма в ЕКВ и FIVB.
– Да. Речь о генеральном секретаре этой организации Александре Еремине, втором лице ВФВ, который раньше при встрече со мной любил подчеркивать, что имеет украинские корни. Еремин когда-то был среднего уровня волейболистом, но функционером стал довольно влиятельным. Мне он писал с собственного ящика, что потом позволило другим деятелям из ВФВ манипулировать, мол, не Еремин мне писал, его почту взломали. Но я узнаю этот стиль. Это точно Еремин. Он назвал меня «тварью продажной» и завел привычную для путинской пропаганды риторику о «почему вы молчали восемь лет, когда на Донбассе убивали…» Я это письмо сохраню. И обязательно прочту на заседании ЕКВ или FIVB, когда встанет вопрос об амнистии для россии.

 «Послание» Еремина

Пройдет время, и они обязательно запоют, что не отвечают за действия руководства государства, что они другие. Могу сказать, что с 24 февраля мне из сотен российских знакомых, в том числе из числа тех, с кем раньше общался регулярно, тех, с кем пересекался во время военной службы и в волейбольной жизни, позвонил по телефону только один человек. Не буду называть его фамилию, это известный в мировом волейболе человек, его адекватные взгляды для меня никогда не были тайной. Он извинился за путина и свою страну. А другие молчат. Не знаю, может, кто боится. Но не сомневаюсь, что как только мы победим и путинский режим падет, мой телефон будет красным от звонков из россии и беларуси. Они захотят сказать, что не знали, что путин и лукашенко – такие идиоты, повторят, что мы друзья и братья. Вот только я ни на один из этих звонков не отвечу. Понимаю, что в это время героем способен быть далеко не каждый. Но возможность морально поддержать и высказать свою позицию найти можно. Тем более что все эти люди остались у разбитого корыта. Судьи, технические делегаты теперь невыездные точно так же, как все российские команды.

– До войны в российских клубах выступало несколько известных украинских волейболистов, в частности Илья Ковалев, Ян Ерещенко, Юрий Синица. Сейчас в прессе им об этом активно напоминают.
– Ребята разорвали соглашения с российскими клубами. Посоветую не делать из них ни предателей, ни героев. Не предатели они потому, что никто этого чувства патриотизма в наших спортсменах воспитывать не привык. Знаете, как меня раздражало, когда люди стояли во время исполнения национального гимна и смеялись, разговаривали друг с другом? Я делал замечания, иногда ругался. Доходило, но тяжело. Это должно идти от сердца. Думаю, ныне во время этой войны многие уроженцы Украины осознали, что украинцем быть почетно, что мелодия нашего национального гимна – что-то особенное. Жаль, что к этому мы пришли через такие трагические события. Но, вероятно, по-другому великой нацией и не станешь. Я еще до нынешних событий говорил, что Украина состоится только тогда, когда будет сплочена в совместной борьбе. К тому же многие наши соотечественники относились к такому понятию, как Родина, легкомысленно. Наша спортивная среда в основном русскоязычная. И часто «перемалывала» и делала такими же даже ребят из Галичины. В волейболе такие примеры тоже были. В настоящее время отношение меняется у всех.

Могу сказать, что меня приятно удивила принципиальная позиция Дмитрия Пашицкого, родившегося в Киеве центрального блокирующего, имеющего эстонское гражданство. А в последние три года он выступал за санкт-петербургский «Зенит». Когда-то я предлагал Дмитрию выступать за сборную Украины, но он сказал, что не чувствует себя украинцем. Но после российского вторжения Пашицкий публично заявил, что после этого больше не может оставаться в России. И перешел в клуб польской Экстраклясы из Гданьска.

– Сейчас, за три с половиной месяца до старта чемпионата мира, наша национальная команда начала первый сбор. Удастся ли команде подготовиться с учетом, что ребята, которые выступают в Украине, не имели игровой и часто даже тренировочной практики с конца февраля?
– К чемпионату мира подготовиться успеем. Проблемы с готовностью будут в поединках Золотой Евролиги, матчи которой стартуют 25 мая. Следует учитывать, что сразу 12 кандидатов в сборную представляют один клуб – «Эпицентр» из Хмельницкой области. Более двух месяцев они не видели мячей. После начала войны отдельные ребята стояли с автоматами на блокпостах, волонтерили. Даже тренажерный зал могли посещать не все. А волейбол – такая игра, в которой важны именно коллективные тренировки. Надеемся, что в Евролиге основную нагрузку на себя возьмут игроки, которые представляют зарубежные клубы. В частности, Олег Плотницкий, который сейчас играет финальную серию чемпионата Италии в составе «Перуджи» и присоединится к сборной только за неделю до старта в Евролиге. Также лидерские качества должны проявить наши представители в чемпионате Франции – Илья Ковалев, Василий Тупчий. Остальные ребята будут за ними тянуться.


Олег Плотницкий

Мотивация у наших волейболистов высока: есть возможность побороться за выход в Национальную лигу (бывшую Мировую лигу – авт.). А до чемпионата мира времени еще много. Проблемы с качественными спаррингами тоже не будет. Еще в марте с предложением вести совместную подготовку к нам обратились действующие чемпионы мира поляки. Тогда не мог дать ответа, потому что не знал, будет ли играть наша команда на чемпионате мира. Сейчас такое предложение принимаю с радостью.

3 мая команда отправилась на тренировочный сбор в Эстонию. В этом контексте должен сказать большое спасибо нашим эстонским друзьям, которые взяли все расходы по подготовке различных сборных Украины по волейболу на себя. Все благодаря моей договоренности с президентом Федерации волейбола Эстонии Ханно Певкуром, бывшим министром внутренних дел. А ныне вице-спикером эстонского парламента. Уже почти два месяца в Эстонии бесплатно готовится наша молодежная команда до 22-х лет. За национальной сборной балтийцы даже выслали автобус. Кроме того, так же бесплатно в Чехии готовятся сборные парней U18 и U20, женская национальная сборная – в Хорватии, а молодежная команда девушек – в Австрии.

– Со сборными ситуация более-менее ясна. Но что будет с клубами? Есть уверенность, что сохранятся хотя бы те, которые выступали в мужской и женской Суперлигах?
– Хотелось бы на это надеяться, но объективно оценивая ситуацию, у меня есть большие сомнения. Сейчас уверенности нет нигде. Сейчас меня утешило хотя бы то, что в конце апреля возобновили тренировки волейболисты «Эпицентра». Это позитив, ведь в этой команде собрано большинство игроков сборной. Никто не знает, что будет с харьковскими коллективами Супер-, высшей, первой и второй лиг. Москали разрушили город полностью. Людям сейчас не до спорта. Пока мне трудно сказать, что останется от наших чемпионатов, когда война завершится. Сейчас меня больше волнует судьба детей-волейболистов. После начала войны Федерация волейбола Украины помогла выехать за границу более 300 юным игрокам. Нам очень важно сохранить генофонд нашего вида спорта. Но многие ребята выбрались из Украины самостоятельно, вместе с родителями. И нет гарантии, что все они могут за границей тренироваться. Кроме того, одаренным нашим волейболистам предлагают условия уже те страны, в которые они уехали. С перспективой, чтобы эти дети когда-то выступали за их сборные, конечно. Нам важно сберечь юных спортсменов для Украины.


Украинские волейболисты чувствуют себя в Эстонии, как дома

– Что будет, если чемпионат рассыплется и после войны клубных команд не будет, или будет совсем мало?
– Оценивать ситуацию нужно с точки зрения национальных интересов. Национальная сборная будет конкурентной в двух случаях: с сильным внутренним чемпионатом или если наши волейболисты будут играть в сильных европейских первенствах. Так как в ближайшие годы наше государство должно сконцентрироваться, прежде всего, на восстановлении инфраструктуры, сейчас, очевидно, мы должны надеяться на второй вариант, по которому уже много лет развивается сербский волейбол. У Сербии слабый внутренний чемпионат, но их игроков много в сильнейших лигах мира и благодаря этому балканцы постоянно борются за победы на Олимпиадах, чемпионатах мира и Европы.

Дома же мы должны главные усилия сосредоточить на вопросах здоровья нации – воспитании молодого поколения через физическую культуру и спортивные секции. На государственном уровне в сознании людей должна быть заложена важность активного образа жизни. Еще когда судил чемпионат мира в Италии, обратил внимание, что каждый третий человек там совершает ежедневные пробежки. У нас такие люди – скорее исключение из правил. Хотя в последнее время положительные тенденции наблюдались. Кроме того, создавать условия для занятий спортом. В той же Италии, рядом с гостиницей, где жил – не менее 30 площадок для игры в стрит-бол. В этом аспекте отдам должное нашему президенту Зеленскому, большим поклонником которого не являюсь. Но понимание, насколько важны занятия спортом для украинцев, он имеет четкое. И сам ведет активный образ жизни.

В нашем случае здоровье нации – это детско-юношеские школы и развитие студенческого волейбола как основы для волейбола профессионального. Там не нужны большие деньги, но у молодежи будет игровая практика. В США, кстати, волейбол существует только на студенческом уровне. Профессиональных волейбольных клубов в Америке нет. И это не мешает сборной США доходить до финалов Олимпийских игр.

– Наряду со здоровьем нации при воспитании молодых спортсменов, наконец, должен учитываться фактор патриотического воспитания молодежи. Закладываемые в головы юношей и девушек не очень далекими тренерами мантры типа «спорт вне политики» ни к чему хорошему не привели…
– Я лично всегда воспринимал спорт одним из инструментов государственной политики. В тоталитарных странах типа россии или беларуси это проявляется ярче. Провалы в экономике и общественной жизни прикрываются спортивными победами. В цивилизованных странах картина несколько отличается. Но, несмотря на это, спортсмены во всех случаях являются послами своих государств на международной арене, ее представителями и лицом. В честь спортивных побед поднимается национальный флаг и раздается гимн.

– С вами ситуация вроде бы ясна. Ибо ни у одного другого президента национальной Федерации по любому виду спорта в рабочем кабинете нет портрета Степана Бандеры.
– Разные лица из волейбольной и неволейбольной сред из-за этого меня доставали до самого начала войны. Теперь, должно быть, немного угомонятся. Патриотизм игроков тоже сразу стал для нас одним из ключевых аспектов. На первом после избрания заседании исполкома ФВУ я заявил в контексте некоторых очень известных волейболистов: «За сборную у нас будут выступать только те, в сознании которых цвета национального флага насыщеннее красок денежных банкнот». Эта моя фраза вызвала полное непонимание и даже возмущение отдельных известных деятелей харьковского волейбола. Но неважно. Хотя выше я уже сказал, что до идеала нам тоже очень далеко, но определенную работу по воспитанию наших спортсменов мы ведем постоянно. Но лучшим учителем для них теперь должна стать сама жизнь. Вообще, воспитывать нужно не взрослых людей. Чувство любви к Родине должно воспитываться с детства. Но большинство наших тренеров об этом даже не думали. Трудно чего-то требовать от людей, с ранних лет наставляющих детей, чтобы «били в кость».

– Михаил Григорьевич, давайте отойдем от спорта и поговорим о том, что сейчас у каждого украинца болит больше всего — о войне с москалями. Конечно, главными действующими лицами являются те, кто на передовой, благодаря которым наше государство не просто стоит, а дает рашистам по зубам. Но важно, чтобы те, кто пока не задействован с оружием в руках, обрели в этой борьбе свою роль и добросовестно ее выполняли.
– Согласен. Меня война застала под Макаровом Киевской области, где два года назад за небольшую цену купил небольшой дом в коттеджном городке. Просто устал в течение пяти лет жить в арендованном жилье, в квартире на Виноградаре (спальный район Киева – авт.). Макаров – это 30 километров от Киева. В офис Федерации на Трехсвятительской – полчаса езды на автомобиле, если нет пробок, конечно.

Должен сказать, что в первые дни войны совершил ошибку: позвонил генеральной секретарше нашей Федерации Екатерине Биляченко и предложил, чтобы забирала маму и ехала из Киева ко мне. То же сказал еще двум сотрудникам ФВУ. Под Макаровом, дескать, побезопаснее, враг сюда не пойдет. Его интересует Киев. Слава Богу, люди меня не послушали и остались дома. Через несколько дней у нас был настоящий ад. Я находился под Макаровом в течение десяти дней. На вторые сутки после того, как к нам вошли рашисты, исчезли свет и связь. Да еще и отопление, потому что дом у меня отапливается электричеством. Хуже всего было, что не знал никаких новостей.

Решил, что не надо ждать и ушел в военкомат. Выстоял очередь. Когда там узнали, что мне 61 год, посоветовали идти подальше. Но объяснил, что сидеть и ждать, что мне повезет, я не хочу. «Спросите, может, нужны люди в терробороне», — говорят. Там тоже людей было с избытком, но меня записали. «Оружия пока нет. Появится – позвоним по телефону». Даже нашли, где меня пристроить. Рядом с моей хатой два моста. «Будете там охранять», – говорят. Собственно, я сам туда пошел, не дожидаясь, когда появится оружие. Хотелось быть чем-нибудь полезным. В первый вечер нас собралось 46 жителей близлежащих домов. Кое-кто имел собственное оружие – пистолеты, ружья. До десяти единиц оружия было. Мы разделились на бригады и начали дежурство.

Но через два дня из 46 осталось восемь человек. Оружие имел только один. Пришлось мне взять власть в свои руки. Мы патрулировали рядом с лесом, неподалеку, в районе гольф-клуба, орки расположились лагерем, там стояло около 300 их танков, постоянно с обеих сторон била артиллерия, шли жесткие бои. Говорили, что по лесу ходят кадыровцы. Наверное, впервые в жизни пожалел, что купил дом рядом с лесом. Кроме топора, больше его защищать было нечем. Но отступать не хотел, хоть и жутко было. Особенно когда неподалеку от нас проехала колонна из 60-ти руZZких танков. «Ребята, может, будем бросать коктейли?» – предлагаю. Ребята только посмеялись, мол, коктейли бросают, когда танков один-два, а не 60.

В какой-то момент я держался только потому, что рядом был сторож нашего коттеджного городка Гриша. Он вернулся к нам после того, как шел со смены, решил сократить дорогу и попал в руки к москалям. Те хотели его взять в плен, но переспросили друг друга: «Отдашь ли ему свой паек?» Желающих не нашлось, и Гришу отпустили. Он вернулся к нам.

Мы продержались до 5 марта. К тому времени в Макарове шли очень серьезные бои. Людям без оружия там делать было нечего. Когда бомбардировщики пролетели над нами так низко, что было видно пилота, Гриша говорит: «Я домой». Понял, что и мне пора выбираться. И уехал на Киев. Над нами тогда даже смеялись: все в направлении Житомира, а ты – в Киев едешь. Нет, это не геройство. Хотя друзья из латвийской, немецкой федераций волейбола звонили по телефону, предлагали ехать к ним. Мол, Киев будут штурмовать, спасайся.

Но я считал, что должен быть в столице. У меня должность такая, что бежать не подходит. Пусть у нас спортивная организация, но руководитель должен быть на месте. В Киеве сразу пытался вступить в ряды терробороны. В первую очередь, для того, чтобы получить оружие. Обращаться с ним умею, потому что служил в ракетных войсках стратегического назначения по специальности радиотелеграфист. Правда, сейчас мои знания никому не нужны, ведь азбукой Морзе никто уже не пользуется. Однако ни волейбольные связи, ни моя причастность к рядам ВО «Свобода» не помогали. Звонил лично Олегу Тягнибоку. Но и он и другие говорили, что людей в моем возрасте не берут. Комплектуют терроборону только гораздо младшими и желательно с боевым опытом. Наконец, меня взяли как водителя. Сказал, что готов ехать на собственном автомобиле куда угодно и в любое время.

– На вашей родине, в селе Грабовка Калушского района Ивано-Франковской войны, к счастью, пока не было. Но Украину потрясла смерть на поле боя двух ваших земляков – братьев Романа и Леонида Бутусиных. Вы с ними были знакомы?
– Нет. Заочно знаком с их папой Олегом Бутусиным, человеком, который родился в России, но перебрался в Украину в 2014 году, потому что не мог существовать в реалиях путинского режима. У Олега и его жены – 12 детей. Семье помогли поселиться в заброшенной избе у нас в Грабовке. Рядом с лесом. Облагородив жилье и двор, Олег оставил жену и детей, отправился в ряды «Правого сектора» и начал защищать Украину еще в 2014-м. Позже к нему присоединились сыновья Роман и Леонид. Ребят я знал только визуально, потому что время от времени наведываюсь в Грабовку на могилу мамы и чтобы погостить у двоюродной сестры, которая мне как родная. Собственно, она мне тоже рассказывала, насколько у Бутусиных культурные, всегда приветливые дети, хорошо учащиеся в школе.


Роман и Леонид Бутусины

Олег Бутусин – очень начитанный, порядочный человек. Он – лесник по профессии, очень любит лес и природу в целом. А еще имеет повышенное чувство справедливости. Потому стал лесником и у нас в Грабовке. А ведь вы знаете, как в наших селах привыкли относиться к лесу. Все считают, что это их, рубят направо и налево, никто ни перед кем не отчитывается. Олег хотел навести с этим порядок. Не очень далеким жителям Грабовки это не понравилось. Они подняли против Бутусина-старшего настоящее восстание, даже хотели выселить из деревни. При этом даже мне в личных разговорах некоторые из тех «повстанцев» говорили: «Он прав, но у нас всегда так было». Когда это услышал, нашел Олега в соцсетях, извинился перед ним за своих односельчан. Культурно объяснил, что они просто не во всем разбираются, но на самом деле это хорошие люди. Хотя, когда смотрел видео тех судилищ, мне за земляков было стыдно.

Я же понимаю, что Бутусин прав, как никто. Когда возвращаюсь домой по дороге через лес и вижу те пеньки после стихийной вырубки, сразу говорю дочке: «Это мародеры». Особенно досадно становится сейчас, когда сыновья этнического россиянина отдали за наше государство жизнь в борьбе с русскими оккупантами, когда продолжает воевать сам Бутусин-старший, а некоторые в это время продолжают таскать лес. Понимаете, героем в такое время способен стать не каждый. Но людьми мы оставаться обязаны при любых обстоятельствах.

Источник: sport.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *