Сейчас ему 18 и есть все основания надеяться, что Артур Чолач станет первым украинским представителем в Национальной хоккейной лиге со времен Руслана Федотенко и Алексея Поникаровского. И дело даже не столько в том, что месяц назад Артура под общим 190-м номером выбрал на драфте НХЛ «Вегас Голден Найтс». Между этим выбором и реальным попаданием в Лигу — пропасть, преодолеть которую не так просто. Однако обнадеживает именно игровой потенциал в сочетании с целеустремленностью юного игрока, его пониманием, чего он хочет и как этой цели достичь.

В этом интервью Sport.ua Артур Чолач рассказал, как в совсем юном возрасте выбрался из нехоккейной Львовщины в число ведущих хоккеистов Украины, каким был его первый заокеанский опыт и почему, выступая за московское ЦСКА, не принял российское гражданство.

— Артур, сейчас вы готовитесь к отъезду в Северную Америку в Киеве, с «Соколом». Причем заметил, что за день до нашей нынешней беседы вы провели две подряд тренировки — с основным и молодежным составами киевлян.
— На льду ежедневно провожу по две тренировки. Иногда, бывает, даже по три. Кроме того, раз в два дня занимаюсь в тренажерке. Поддерживаю физическую форму. Спасибо тренерам «Сокола», которые идут мне навстречу и дают возможность тренироваться вместе с командой. Это мне очень помогает.

— Видно, что желание подготовиться полноценно еще до отлета в Америку у вас огромное. Но не чрезмерно? Не боитесь, что можно перетренироваться?
— Нет. К процессу подготовки подхожу с умом. Тренируюсь, но отдыхаю тоже полноценно. Посещаю массажи, делаю заминки.

— Какова, с вашей точки зрения, роль в том, что вас выбрал на драфте именно «Вегас Голден Найтс» украинских скаутов клуба Александра Годынюка и Сергея Гапшенко?
— Большая. Потому что каждый клуб имеет десятки скаутов, а они имеют немало кандидатов. Поэтому приятно, что Александр и Сергей смогли меня отстоять. Они следили за мной во время сезона Украинской хоккейной лиги, летали на турнир национальной сборной Украины в Словению.

— На протяжении сезона 2020/2021 вы следили за матчами «Вегаса»?
— Честно говоря, не очень. Чаще всего смотрел матчи «Торонто» и «Колорадо». Не потому, что в последнем регулярном чемпионате эти команды были лидерами. Нравятся «Мэйпл Лифз» и «Эвеланш» давно. В «Торонто» сейчас выделю Остона Мэттьюса. В «Колорадо» нравится игра защитника Кейла Макара и нападающего Нейтана Маккиннона.

— Серию «Колорадо» против «Вегаса» смотрели?
— Да. И расстроился, что «Эвеланш» проиграли (смеется). Я не знал, как жизнь повернется.

— До «Вегаса» вас на драфте Канадской хоккейной лиги выбрал под третьим номером клуб «Берри Колтс». Событий много. С будущими тренерами и работодателями уже общались?
— Пока только на расстоянии. В Канаду полечу 8 сентября. А в середине того же месяца должен полететь в Лас-Вегас, где состоится многодневный кемп новичков клуба «Вегас Голден Найтс». Вскоре после того состоится турнир в Аризоне. Кроме нашей, там будет еще шесть команд, составленных из потенциальных новичков клубов НХЛ. После завершения возвращаюсь в Канаду. Конечно, есть вариант, что можно во время кемпа новичков понравиться тренеру первой команды и попасть сразу в основной кемп «Вегаса». Но это очень сложно. Выбор на драфте НХЛ — это скорее стимул, чтобы работать еще упорнее и доказывать, что достоин сыграть в основной команде. Оцениваю свои силы объективно и готовлюсь играть в юниорской лиге Канады.

— Для вас этот опыт — не нов.
— Да. До локдауна провел полгода в юношеских лигах США, представляя «Нью-Джерси Титанс». Имел желание остаться и дальше, но приехал домой, а вернуться обратно не смог, потому что не открывали визы. В конце концов, не было бы счастья. Оставшись дома, я перешел в «Сокол» и постоянно был на виду у скаутов, которые и рекомендовали меня в клуб НХЛ. Польза была двойной еще и ввиду того, что за океаном сезон отменили и, соответственно, выступать бы не смог. А так сначала сыграл концовку сезона за «Белый Барс», потом — за «Сокол».

— В Нью-Джерси проявить себя сложнее, чем в нашем чемпионате?
— Тоже можно. Мы проводили много турниров, на одном из которых меня заметили скауты «Торонто». До драфта тесно общался и с ними.

— «Сокол» в начале этого года усиливался, в основном, опытными легионерами. Как вариант с киевлянами возник у вас?
— В тот момент, когда стало понятно, что сезон в Канаде не возобновляется, я был близок к подписанию контракта с «Белым Барсом». Мне было важно получить игровую практику. На тот момент белоцерковцы не находились в зоне плей-офф и рисковали не попасть туда вообще. Я так рисковать не мог, поэтому искал другие варианты. Поскольку с «Соколом» занимался еще летом, регулярно контактировал с тренером команды Олегом Шафаренко. Он был не против, чтобы я пришел в «Сокол».

— В официальных матчах вы сыграли за киевлян далеко не сразу. А когда сыграли – в начале марта против «Мариуполя» — Олег Шафаренко сказал в комментарии Sport.ua: «Артур еще не готов играть на таком уровне». Признайтесь, вас эти слова задели?
— Я понимал, что очень много пропустил и еще был не готов. Хотя да, немного задело. Начал тренироваться усерднее. Стал злее. Хотя мне было непросто конкурировать с людьми, которые уже сыграли больше, чем полсезона, и были на ходу. Что партнеры по команде, что соперники находились в идеальном игровом тонусе. Сравняться с ними было непросто.

Артур Чолач и Виталий Андрейкив

— Наконец, в плей-офф тренер уже доверял вам место на льду, даже когда команда играла в большинстве. При этом чаще всего 17-летний Чолач играл в паре с самыми опытными из обоймы «Сокола» защитниками — Валерием Белинским и Виталием Андрейкивым.
— С Алексеем Платоновым также поиграл, и с другими. Кажется, только с Владом Лысенко тренер не ставил меня ни разу. В целом, легко находил общий язык со всеми. Да, те же Андрейкив и Белинский — опытные, но они мне помогали, постоянно подсказывали. Вообще, когда пришел в «Сокол», знал не больше половины игроков. Пожалуй, десять. С Иваном Сысаком мы вместе играли еще во Львове, с Феликсом Морозовым — в молодежной сборной, еще с частью ребят пересекались в «Белом Барсе» и юниорской сборной. Из легионеров не знал никого.

— Наверное, особенным для вас был заключительный матч полуфинальной серии против «Кременчуга», в котором вы забросили две шайбы и помогли «Соколу» выйти в финал.
— Да, памятная игра. При этом я, вроде бы, и действовал так, как обычно. Первую шайбу забросил тогда во время первой или второй смены. Можно сказать, мне повезло: увидел, что будет наброс к воротам, слегка накатился, и шайба удачно отскочила мне на клюшку. После этого имел еще несколько голевых моментов. Игра у меня пошла. В третьем периоде мы играли в большинстве. Андрейкив отдал мне пас, увидел перед собой «коридор» и в него бросил в открытый угол.

Только что Артур забросил вторую шайбу в ворота «Кременчуга»

— Сухой победой над действующими на тот момент чемпионами из Кременчуга «Сокол» уже удивил. Однако когда выходишь в финал, всегда хочется большего. А большего не было – «Донбассу» киевляне проиграли 0:4.
— Мы хотели побороться за чемпионство, но реалии иные. Мы понимали, что по сравнению с «Донбассом» состав «Сокола» значительно моложе. Для большинства наших ребят это был первый плей-офф в карьере, тогда как некоторые дончане сыграли по пять финалов. Мы бились, но соперник оказался сильнее. Для нас это был большой опыт. И для клуба «Сокол» в первый после возрождения год выход в финал — результат весьма неплохой. Не буду скрывать, что мы не сильно расстроились после этого поражения.

— «Сокола» хотя и шесть лет не было, но с этим названием в течение нескольких десятилетий ассоциировался украинский хоккей в целом.
— Я родился в 2003 году и тех времен, когда «Сокол» выступал в чемпионате СССР, конечно, не застал. Для меня «Сокол» ассоциировался с соперничеством на детском уровне. Выступая за «Галицких Львов», чаще всего именно против киевлян играл в финалах чемпионатов Украины разных возрастов. Это было принципиальное соперничество, но какого-то понимания, что «Сокол» по сравнению с другими клубами какой-то особенный, не было. Поэтому когда переходил сюда, не считал, что это что-то чрезвычайное. Понимал, что смогу здесь играть и цеплялся за возможность. Теперь, проведя в рядах «Сокола» полгода, уже отношусь к этому клубу по-другому. Он для меня стал роднее.

Воспитанники «Галицких Львов» Артур Чолач и Иван Сысак прошлый сезон провели в рядах «Сокола»

— На чем или на ком зарождалась ваша любовь к игре, учитывая, что до недавнего времени на вашей родной Львовщине хоккея не было вообще?
— У нас в Новояворовске выбор не очень большой. Спортом я не очень интересовался, но сначала хотел заниматься футболом. Однако мне тогда было семь, а набор в секцию начинался с восьми лет. Через несколько дней родители сказали, что в нашем городе открывается ледовая арена и одновременно начинается набор юных хоккеистов. Решил попробовать. Походил месяца три и начало нравиться. Так постепенно втянулся.

— Родители занимались спортом?
— Папа — кандидат в мастера спорта по пауэрлифтингу. Высокий рост у меня от него. А мама — хореограф.

— Можете вспомнить тот момент, когда перестали воспринимать занятия хоккеем, как детское развлечение?
— Наверное, это произошло тогда, когда переехал в Москву и стал выступать за юношескую команду ЦСКА. К тому же это, как вы правильно выразились, было детское развлечение. Тренировался дома и получал от тех занятий кайф. Какой-то четкой цели дома в хоккее не видел.

— Странно. Вы же сказали, что «Галицкие Львы» конкурировали с «Соколом» за чемпионство в Украине.
— Ну, вот так получается. Но это все равно выглядело каким-то местечковым и детским. Чего именно хочу от хоккея, понял именно в ЦСКА. В Москве определился, к чему надо стремиться, какую хочу карьеру. Иными словами, понял, что хоккей — это то, с чем хочу связать свою жизнь.

— Переезд в Москву, в ЦСКА для украинца во время войны с Россией — не очень понятный шаг. Особенно, если речь о ребенке с Галичины.
— Поскольку я играл за юношеские команды ЦСКА в первой или второй паре защитников, мне предлагали получить российский паспорт. Во мне видели перспективу. И, очевидно, это помогло бы мне закрепиться в России во взрослом хоккее. Но я украинец и хотел играть за нашу сборную. Для меня это важно. Поэтому от принятия российского гражданства отказался, а потом решил улететь в США и попробовать свои силы там.

Чолач в рядах московского ЦСКА

— В разговорах с партнерами по ЦСКА тему войны затрагивали?
— Нет. У нас были общие хоккейные темы, а также привычные для ребят нашего возраста интересы. Никто особо и не обращал внимания на то, откуда я приехал. У меня были хорошие отношения со всеми ребятами.

— В хоккейном аспекте ЦСКА оправдал ваши ожидания?
— Безусловно. Причем за то время, что там был, попробовал различные направления хоккея. Сначала тренировался у Сергея Толстых. Сергей Викторович — человек в возрасте, специалист старой закалки. Он исповедует хоккей союзного толка, пожалуй, тарасовский стиль. И общался примерно так же. Современный хоккей вообще другой. Поэтому неудивительно, что в течение сезона под руководством Толстых результата команда не давала. Затем тренером стал Ринат Хасанов, который сейчас возглавляет клуб молодежной хоккейной лиги РФ «Красная армия». Рината Равильевича назвал бы одним из лучших своих тренеров за карьеру. Он одновременно мог быть и строгим учителем, и хорошим другом. С ним было приятно общаться. Хасанов исповедует современный стиль игры, и когда мы начали исповедовать эту игровую философию, сразу стали чаще побеждать.

Также в Москве впервые увидел хоккей серьезного уровня. Нам давали билеты на все матчи ЦСКА в Континентальной хоккейной лиге. Нравилась игра нападающих Кирилла Капризова и Михаила Григоренко, будущих олимпийских чемпионов Пхенчхана-2018. Но я не один такой. Из личных тогдашних симпатий выделю 18-летнего защитника Александра Романова, который в этом году выходил в финале Кубка Стэнли за «Монреаль Канадиенс». А тогда, в 2018-м, меня, наверное, привлекало прежде всего то, что такой юный парень уже играет за клуб КХЛ.

Артур Чолач всегда охотно приезжает в ряды сборных Украины

— Какая разница в подходе к молодежному хоккею в России и США? Вы должны были почувствовать этот контраст (если он есть) на себе.
— Разница огромная. Начнем с летних сборов. В Украине или России команды собираются летом и в течение месяца тренируются и живут на базе. В Америке сборы продолжаются максимум две недели. Они не столь интенсивны, как у нас. На эти сборы человек должен приехать готовым. К ним хоккеисты готовятся индивидуально — катаются с тренерами на льду, набирают физические кондиции. Также в хоккее на постсовковом пространстве не практикуются индивидуальные тренировки в течение сезона, с помощью которых можно было бы отточить игровые навыки, катание, броски. В Америке можно в любой момент подойти к тренеру и попросить, чтобы остался после тренировки и помог отработать тот или иной компонент или подсказал, как надо делать растяжку. При этом игроки там с юного возраста становятся профессионалами. Их никто не контролирует.

— При этом принято говорить, что в американском хоккее не учат играть. Туда, мол, надо приходить технически готовым.
— Я тоже о таком слышал. Но, пожалуй, еще зависит, куда попадешь. В юниорские лиги, очевидно, уже надо приезжать готовым. Конечно, тебе будут давать советы, чему-то научат, но в основном все уже надо уметь.

— Вас чему-то в Нью-Джерси научили?
— Скорее, развивал те черты, которые привили тренеры в Украине и России. Да, я развивался, но не учил меня никто. Что мне Америка дала точно — так это уверенность в себе во время пребывания на льду. Играя за ЦСКА, я боялся рисковать. Это неудивительно, ведь на территории бывшего СССР тренеры очень ругают за ошибки. И это еще одно отличие между этим хоккеем и североамериканским. В Америке тренеры, наоборот, поощряют к тому, чтобы рисковать и импровизировать. Если ошибаешься — никто не скажет ни слова. Конечно, если ошибка приводит к голу в ворота твоей команды, можно и получить. В иных случаях на погрешности никто внимания не обращает. Напротив, считается, что рискуя, игрок растет.

Чолач атакует ворота эстонцев

— Когда приезжали из США в молодежную сборную Украины, тренеры за импровизации ругали?
— Олег Игнатьев, под руководством которого играл в молодежке U20, не ругал. Но прежде всего потому, что мне было 16, я был в команде самым молодым и рисковать себе не позволял. Тем более, что это был чемпионат мира в дивизионе 1В, мы играли дома. Я не мог своими ошибками подводить команду. В «Белом Барсе» тренеры Константин Буценко и Александр Бобкин тоже поощряли к импровизации. А вот в «Соколе» Олег Леонидович (Шафаренко — авт.) в рамки поставил.

— Каким был ваш быт в Нью-Джерси?
— Клуб снимал нам дом. Кроме меня, в нем жили еще пять игроков. Американцев, из других городов. На тренировку мы ездили вместе. Кстати, утром могло быть две тренировки подряд, затем — работа в зале и еще одна тренировка. Работали мы очень много, и это тоже способствовало моему хоккейному прогрессу. Среда, в которой я там работал, была англоязычной. Но был российский вратарь Арсений Сергеев, а также российский тренер по развитию игроков Андрей Капранов, который много работал со мной индивидуально. Сначала, пока не начал говорить на английском свободно, больше общался с ними. К слову, владелец команды «Нью-Джерси Титанс» Джимми Соловей — тоже выходец из РФ, жена у него украинка.

Также запомнилась встреча с нашим почтенного возраста представителем диаспоры. Он даже открыл в Нью-Джерси музей славы украинских спортсменов, специально приезжал ко мне на игры.

— В Украине на тот момент, кроме ограниченного круга специалистов, о вас еще практически не знали. Известным вы стали после домашнего чемпионата мира в дивизионе 1В среди молодежи до 20 лет в 2019 году. Насколько трудно вырваться из американского клуба в европейскую сборную в разгар сезона?
— Не было проблемы. То был декабрь, до плей-офф еще далеко, мы обо всем договорились заранее. Кстати, с «Берри Колтс» тоже есть договоренность, что на чемпионат мира U20 в этом году в декабре они меня отпустят. Я хочу играть за сборную и не теряю возможности приехать в ее ряды.

— Тогда, в 2019-м, организаторы признали вас лучшим игроком украинской сборной по итогам турнира.
— Для меня это признание стало большим стимулом, чтобы дальше работать. Понял, что работаю не зря. Вообще, не почувствовал тогда трудности с тем, чтобы влиться в коллектив. С ребятами, с которыми играл в пятерке, нашел общий язык без проблем. Конечно, все были старше меня, и я к ним прислушивался. Я тогда играл в паре с Никитой Кругляковым, а трио нападающих составляли Саша Пересунько, Глеб Кривошапкин и Павел Матейченко. Они друг друга знают с детства, при этом тренировались как раз у Олега Игнатьева, который тогда возглавлял молодежку. Этот тренер, к слову, поразил меня своим спокойствием и сосредоточенностью. Игнатьев всегда серьезный, редко улыбается.

— Упомянутые вами Буценко и Бобкин в «Белом Барсе» как раз эмоций никогда не сдерживают. И считаются лучшими в контексте работы с молодежью в украинском хоккее. Согласны?
— Да. У них особый подход к молодежи. О импровизации и рискованной игре я сказал выше. Мне с этими тренерами работалось комфортно с первого дня.

Защитник «Белого Барса» Артур Чолач

— Тренер «Сокола» Олег Шафаренко – самый жесткий из тех, с кем вам пришлось работать?
— Вы же видите, что работаем до сих пор, даже когда я уже не в команде? Обычно всегда находил взаимопонимание с Олегом Леонидовичем. Просто на постоянной основе я начал играть за киевлян в плей-офф, в самый напряженный период, когда максимально сконцентрированы и тренеры, и игроки. Конечно, об импровизации в матчах, когда любая ошибка может стоить выхода в следующую стадию, не может быть и речи.

— Наконец, главным признанием по итогам сезона для вас, очевидно, стал вызов в сборную. И не просто вызов, а дебют в ней.
— Неожиданностью для меня этот вызов не был, потому что однажды в список кандидатов уже попадал. Еще в 2019-м, накануне олимпийской квалификации, когда не мог выехать в США из-за проблем с визой. Тогда меня приглашал Сергей Витер. Прошел с командой сборы. А сейчас Вадим Шахрайчук уже дал возможность дебютировать в первой сборной на турнире в Словении. Был рад возможности поиграть против таких соперников.

— Было бы совсем хорошо, если бы в одном из тех матчей сборная Украины зацепилась за победу.
— Мы реально оценивали свои возможности. Чуть ли не половина состава у нас по возрасту подходит в сборную U20. Но даже при этом мы могли победить в матчах против поляков и румын. Однако в целом от тех поединков была изрядная польза. Надеюсь, благодаря таким поединкам мы сможем подойти к чемпионату мира-2022 в наилучшем состоянии.

Молодежная сборная Украины с Чолачем в составе стала третьей на чемпионате мира-2019 в дивизионе 1В

— Недавно президент Федерации хоккея Украины Георгий Зубко объявил, что поставил себе цель, чтобы наша сборная сыграла на Олимпиаде-2034. Сейчас это выглядит почти утопией, но если предположить, что так произойдет, то к тому времени вам будет 30 и теоретически вы можете быть капитаном этой команды.
— Сейчас сложно поверить, что эта задача реальна. Но у меня большая надежда на молодое поколение игроков. Если выстроить правильную систему подготовки, то ничего невозможного не вижу. Я точно буду делать все от меня зависящее для того, чтобы сборная Украины играла лучше.

— Артур, сразу после завершения клубного сезона вы успели поиграть за молодежную команду «Сокола» в финале чемпионата Украины, затем — сборы и выступление за национальную сборную. Вернувшись, вы не пропустили сбор молодежки, а теперь тренируетесь вместе с «Соколом». Имели хоть какой-то отпуск?
— Отдохнул немного, вернувшись с турнира в Словении. Не ездил никуда, побыл с родными в Новояворовске. И пока достаточно. Надо учитывать, что сезон у меня был неполноценным. Если вся команда начала подготовку с августа прошлого года, я присоединился к «Соколу» с нового года, играть начал с марта. Думаю, при необходимости мог бы без паузы сыграть еще один сезон.

Да я и отдых люблю активный. Не сильно нравится просто лежать и ничего не делать. Если куда-то ехать, то не просто купаться в море и лежать на лежаке, а заполнять отдых экскурсиями. Люблю поехать в Карпаты, там походить по горам.

— Америку за пределами ледовых катков успели немного узнать?
— Мало, потому что времени практически не было. В неделю у нас было по четыре матча. Даже тренироваться было некогда, только ездили и играли. Американцы на юниорском уровне предпочитают проводить очень много матчей. Жили в часе езды от Нью-Йорка. Там, конечно, все достопримечательности посетили. Также съездили там на океан. А все остальное, надеюсь, еще впереди.

Фото автора, ХК ЦСКА, ХК Белый Барс, Instagram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: sport.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *